Ничего здесь да! Вильнюс.

Лучший способ знакомиться с городом – идти, не выбирая маршрута.
В Праге я садился на любой первый трамвай и ехал до первого интересного места. Оттуда путь был таким же произвольным.
На небольшом тайском острове Панган я садился на байк и ехал до первого незнакомого поворота — и поворачивал туда.

В Вильнюсе случилось исключение – практически каждый день начинался со звонков друзей, которых у меня здесь оказалось неожиданно много и их прибывало каждый день!
— Лабас! – слышал я каждое утро.
Лабас – это приветствие.
— Йоу! – отвечал я.
— Какие у тебя на сегодня планы? – раздавалось в трубке с легким акцентом, и я понимал – в комнату врываются Мактуб и Ужупис, каждого разрывает нетерпение вытащить меня из дома – к новым историям, к новым фотографиям, к новым друзьям.
Вильнюс сам по себе поддерживает в тонусе быть готовым моментально сорваться на очередное приглашение.

— Привет! — звонит мне Оксана среди недели, хотя мы договаривались встретиться на выходных. — Какие у тебя планы на сегодня?
— Поразмышлять, какие у меня планы на сегодня… — отвечаю я, пытаясь сообразить — когда же я сделаю намеченн дела. В голосе Оксаны звучал ветер приключений и его порывы уже проникли в мое настроение.
— У Андрея сегодня оказался короткий день, он сейчас заедет за мной и мы решили прихватить тебя и прокатиться в Тракай!
Андрей — муж Оксаны, прекрасный водитель и через полчаса мы уже мчим в Тракай.
И так далее.
Поэтому было много прогулок, много фотографий и, конечно же, впечатлений, непохожих на прошлые пути-дороги.

Вильнюс, следовало бы по старинке написать, город контрастов. И добавить — симбиозов.
Советская эпоха оставила здесь много следов. Это не только почти полностью русскоговорящее население — включая самих русских, а также литовцев, поляков, разумеется — евреев (до прихода Советской власти здесь был, как мне сказали, польско-еврейский город).

Вот прекрасный дом, совершенно европейский, новый и современный:

Рядом может стоять вот такой, уютный старовильнюсский:

А между ними — совершенно знакомый по нашим российским весям, двор, прямой портал в Одессу, Алма-Ату или Питер:
Двор Вильнюса.

Или даже прямо совсем родной-родной из детства:
Двор Вильнюса.

И такие симбиозы — везде!

Во время прогулки увидел, как барышня (видимо — мама) помогает мальчику надеть что-то белое. Я спросил разрешения сделать кадр.
Мальчик с удовольствием сфотографировался, а когда узнал, что я вышлю фото — даже подпрыгнул от удовольствия.

Мальчик в alba.
Мальчик в alba.

Выслав его маме и спросив про костюм, я получил ответ:
Мальчика зовут Доминик, ему 9 лет и он заканчивает 3 класс. Так как мы католики, дети в таком возрасте принимают первое причастие. Перед причастием дети 9 месяцов должны каждое воскресенье ходить в костел и посещать лекции. На лекциях детям рассказывают о Боге и учат молитвам. Этот наряд называется «alba», и девочки , и мальчики принимают в нем первое причастие. После первого причастия у детей бывает «белая неделя», тогда дети каждый день должны ходить молиться в костел, это как раз был один из дней белой недели.

В городе много костелов — и ни одного разговора о засилье религии. Или о засилье атеизма. Или о чуждости кришнаитов — когда они разноцветно-оражнжево натанцовывали харекришну в центре.
Вильнюс добродушно принимает всех.

Кришнаиты Вильнюса.
Кришнаиты Вильнюса.

В один из первых дней встретил в автобусе cовершенно уникального персонажа, разумеется — познакомился, а чтобы его сфотать — пришлось побеспокоить полсалона.

Стимпанкер Донатас.
Стимпанкер, дизайнер одежды, настоящий индеец и амбассадор Ужуписа Donatas.

Кстати, об автобусах.
Не пытайтесь спросить, как доехать. Не пытайтесь.

Покупаю проездной в киоске.
— Ой, — говорит продавщица, светлейшая барышня серьезных лет, — у меня кончились. В соседнем киоске — через остановку — точно есть. Тут остановки короткие, за 10 минут дойдете.
— Хорошо, я с удовольствием пройдусь.
— Подождите! — набирает телефон, что-то говорит не то по-литовски, не то по-польски. — Да, идите, у нее есть, один отложит, она вас ждет.
Это она коллеге позвонила в тот киоск.

Подхожу к киоску, покупаю билет.
— А до такой-то улицы мне на чем ехать?
— На 2G, — далее самые полные подробности пути следования и на какой остановке мне выйти.
— Спасибо! ačiū!

Отошел от киоска к остановке. Стоявший за мной в очереди дядька подвел меня к столбу, объяснил про расписание, сказал, что сходит через одну остановку до моей и непременно подскажет.
В автобусе он лично инициировал мою карточку у висящего автомата и мы продолжили общаться, к нам неожиданно присоединилась сидящая позади бабушка на чистейшем русском:
— А как вы находите Вильнюс?
— Прекрасный город!
— Я всю жизнь здесь прожила! Вы из России? у меня подруга на Алтае живет, мед недавно прислала.
И т.д.

Когда бабушка вышла, дядька сказал:
— Она полька, тут старшие все хорошо по-русски говорят. Ну, мне сейчас выходить, тебе через одну.
— Спасибо!

Сижу, таращусь в окно.
Через минуту ко мне поворачивается дедушка, сидевший через сиденье:
— Тебе сейчас выходить, не забудь!

И так — везде.
Спросил в другом транспорте про свою остановку и как пройти до нужного мне места — получил самую подробную легенду пути и описание вокругстоящих достопримечательностей.

Спеша на встречу, спросил у продавщицы сувениров — как пройти до собора Святой Анны.
— Вот, смотрите, сейчас вот за теми красными шатрами повернете направо, пройдете по этой улочке, там увидите вот такое здание — подводит меня к витрине с магнитиками и показывает на один из них:
— Запомните? за ним увидите собор.
Потеряться невозможно.

Кстати, Всемирная Организация Здравоохранения признала Литву самой пьющей страной.
Не без этого.
В, опять же, автобусе, видимо, признав меня за своего, подсаживается мужчина путешествующей внешности и легкой алкогольной мягкости лица:
— 7 лет здесь не был, никого не могу найти.
— 7 лет — это много.
— Улицы переименованы уже раза по четыре. Кто-то уехал, кто-то переехал.
— Господа, водку будете? — рядом подсел худощавый явно интеллигент с выглядывающей из пакета початой бутылкой.
Дух Довлатова слегка потрепал меня за ухо.
Мне, как раз, было выходить, а то уж я не знаю, куда бы завела эта импровизация.

— Рюмки взяли парни из чешского землячества. Ты можешь пить из бумажных
стаканчиков?
— Мне случалось пить из футляра для очков.
Рейнхард уважительно приподнял брови. Мы выпили по стакану бренди.
— Можно здесь и переночевать, — сказал он, — только диваны узкие.
— Мне доводилось спать в гинекологическом кресле.
Рейнхард поглядел на меня с еще большим уважением. Мы снова выпили.
С.Д.Довлатов. Наши.

Кстати, об алкоголизме.
Вежливость в Вильнюсе опрокидывает все мировые стандарты.
— Ты хочешь, чтобы я тебе все высказал? — убедительно излагает в телефон густым пропитым басом потрепанной жизни крепкий еще мужчина средних лет, качаясь на кочках и поворотах значительно бОльшей амплитудой, чем остальные пассажиры.
— Я сейчас в автобусе еду, тут люди, я не могу матом! — заметно теряя терпение продолжает он после паузы. — Подожди, я сейчас доеду и все тебе скажу.
На остановке выходим вместе, на аллее мы одни и весь квартал я выслушивал очень замысловато построенные исчерпывающие конструкции о внешности, интеллекте и поведении неверной, но, видимо, очень ревнивой собеседницы.

В Вильнюсе нельзя опоздать — все рядом, до всего можно доехать за 15 минут.
В Вильнюсе нельзя заблудиться — все равно придешь в центр.

Постоянно ощущаю — вот сейчас заверну за угол — и будет Прага.
Или Маросейка. Или мои родные алма-атинские дворы детства.

Друзья, вы прочитали фрагмент книги «Ничего здесь да!».
Ваши репосты помогут мне найти новых читателей, а отзывы и мнения — сделать книгу лучше!

Книгу можно приобрести в электронных магазинах Ридеро, Амазон, Озон, Литрес и др.: Приобрести!

Подписаться на новости автора в Facebook и ВКонтакте.

Подписаться на сообщества IzzyRider в Facebook и ВКонтакте.


Post Author: Izzy Rider

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *